Пиреев А. И. к.и.н., ст. преподаватель кафедры истории,

 культурологии и политологии СГАУ

Исторический портрет П. А. Столыпина

(этапы становление реформатора).

 

П. А. Столыпина – крупнейший политический и государственный деятель Российской империи начала ХХ века. С его именем связана попытка, пожалуй, самого радикального переустройства российского государства – попытка соединить российское самодержавие, как традиционный тип российской государственности, с новым цивилизационным кодом с опорой на индивидуалистические начала, способные обеспечить устойчивое развитие страны, вопреки началу общинному.

П. А. Столыпин принадлежал к древнему дворянскому роду. Истоки его уходят в XVI век. Род был связан с такими известными в истории России фамилиями как Лермонтовы, Горчаковы. Крупный землевладелец[1]. Детство и раннюю юность провел в основном в Литве. Будущий реформатор получил образование в Санкт-Петербургском университете (1885 г.), закончив его с утверждением кандидатом физико-математических наук. С 1884 г. причислен к Министерству внутренних дел. В 1886 г. (23 лет) Столыпин согласно прошению перешел в Министерство земледелия и государственных имуществ (Департамент земледелия и сельскохозяйственной промышленности). В качестве помощника столоначальника занимался систематизацией сельскохозяйственной литературы. Итогом чего стало издание в 1887 году «Указателя книг, журналов и газетных статей по сельскому хозяйству за 1886 г.». Что свидетельствовало об интересе Столыпина к проблемам с/х., о его знакомстве с работами известных российских аграрников – А. Ф. Фортунатова о земельной собственности, И. А. Стебута о развитии крестьянского хозяйства, А. И. Скворцова, посвященных использованию государственных земель. В указателе есть также работы о выкупе земель у общины с помощью Крестьянского банка.

Политическое формирование Столыпина пришлось на период правления Александра III. С его политикой укрепления традиционных консервативных начал в жизни страны, усиления русского влияния на окраинах Российской империи. Особое место в биографии Столыпина занял Северо-Западный край, куда входили Вилленская, Ковенская и Гродненская губернии. Здесь Столыпин, будучи дворянином Ковенской губернии, последовательно занимал должности Ковенского уездного (1889 г.) и губернского предводителя (1899 г.) дворянства, Гродненского губернатора (1902 г.). Уже само назначение на указанные посты, находившиеся в ведении влиятельнейшего учреждения – министерства внутренних дел – свидетельствовало о доверии к нему со стороны властей.

Край отличался своеобразными социально-экономическими и геополитическими условиями (наличием польско-католического влияния). Столыпин об этом писал так: «…западный край служит ареной борьбы чисто культурной между элементами русскими и польскими. Объектом этой борьбы является сельское население»[2], бывшее по преимуществу населением православным. В связи с этим практически любой вопрос здесь приобретал политический характер.

Литовская деревне была разделена по национальному признаку – меньшинство составляли польские земельные магнаты, большинство – белорусско-литовское православное население, экономически зависимое от польских помещиков. Русское правительство в Северо-Западном крае в крестьянском вопросе придерживалось иной политики, чем в центральных губерниях, на собственно русских землях. Оно стремилось опереться на крестьянское православное население, закрепляя его недоверие к помещикам-полякам. Столыпин придерживался того же подхода, способствуя переезду в край главным образом русских переселенцев и отставных солдат. За это был в марте 1905 г. отмечен знаком «24 ноября 1866 г[3]. Данный знак отличия был утвержден Александром II 3 февраля 1869 г. за заслуги в деле землеустройства казенных крестьян.

Специфика края определялась также отсутствием здесь поземельной передельной общины. Хуторское движение, стихийно возникшее в 70-е годы XIX в., было поддержано царским правительством. Хутора стали рассматриваться как одна из форм укрепления хозяйственных основ православного населения. Предложенные в 1902 г. Столыпиным меры по ускорению процесса хуторизации в крае находились в русле правительственной политики по укреплению русских государственных начал в этом регионе.

Под тем же углом формировались представления Столыпина и в отношении введения в крае земского самоуправления, отсутствовавшего там. Дабы не допустить преобладание в земстве польского элемента, Столыпин предлагал формировать органы самоуправления при жестком контроле государственного аппарата. А для усиления русского влияния в земстве считал целесообразным назначать председателя земского собрания из числа местных русских землевладельцев. Особая роль отводилась губернатору как «проводнику государственных интересов». Он получал право возбуждать в земстве принципиальные для данного региона вопросы, осуществлял надзор за их исполнением. Мог приостанавливать решения, противоречащие, по мнению администрации, пользе населения. Исполнительные органы самоуправления предлагалось формировать из членов местной администрации.

В Северо-западном крае Столыпин сформировался, прежде всего, как государственник, склонный рассматривать возникавшие проблемы с точки зрения отстаивания интересов самодержавия.

Именно эти качества Столыпина стали причиной назначения его в феврале 1903 года Саратовским губернатором.

В Саратовской губернии Столыпин столкнулся с новой для себя социально-экономической и политической ситуацией. Губерния являлась типично общинной. Община в собственно российских губерниях рассматривалась властью как одна из опор государства. Здесь действовало одно из самых либеральных в России начала XX века земств. Либералы укрепили свои позиции в губернском земстве и ряде уездных. Саратовскими помещиками были земские либералы общероссийского масштаба (Н. Н. Львов, С. А. Котляревский и др.). Серьезный размах приобрела деятельность партии эсеров и социал-демократов. Все активнее в революционное движение втягивались земские служащие. С 1902 года активизировались крестьянские выступления.

Основное направление деятельности Столыпина в губернии определялось необходимостью отвечать на попытки разнообразных революционных и оппозиционных сил дестабилизировать политическую ситуацию в губернии. Борьба с антиправительственными силами, в свою очередь, влияла на формирование представлений будущего реформатора о путях приспособления самодержавия к меняющимся историческим условиям.

Масштабы крестьянского движения в губернии, и особенно в период первой русской революции 1905 г., выдающийся организационный потенциал крестьянской общины определили видение Столыпиным основных путей разрешения аграрного вопроса в стране. Об общине времен первой русской революции он писал (май 1905 г.): «Я впервые натолкнулся на замкнутую, вполне солидарную крестьянскую массу, фанатически верующую в грядущий социалистический порядок землепользования, причем новое учение, по-видимому, заняло место прежних идеалов, так как усердие к церкви заменилось полным равнодушием, авторитет царской власти не является уже чем-то незыблемым…»[4]. Именно с общиной он связывал успехи широкого распространения идей «земельного коммунизма»[5], фактически уже проводившихся в жизнь посредством захвата помещичьей собственности. Если в 1903 году Столыпин проблемы русской деревни сводил к крестьянскому малоземелью, то в ходе революции его взгляды принципиально изменились. С этого момента община стала рассматриваться Столыпиным как основной источник социальной нестабильности русской деревни и её экономической отсталости. Летом 1905 года в отчете на имя царя о состоянии губернии за 1904 год он предложил противопоставить общине слой крестьян-собственников, созданных на государственных землях, а в январе 1906 года – приватизировать надельные крестьянские земли – основу крестьянской общины. Таким образом, очерчивался курс на слом общины и замены её широким слоем крестьян-собственников. Которые рассматривались Столыпиным в качестве дополнительной консервативной опоры власти и союзников помещиков.

Активная оппозиционная деятельность саратовских земских либералов, выступавших за введение в стране конституционной монархии и политических свобод, рассматривалась Столыпиным как дополнительный фактор политической нестабильности в губернии, способный лишь расшатать политическую ситуацию и придать новый импульс революционному движению. История взаимоотношений губернатора с саратовскими земскими оппозиционерами укрепляла принципиальное неприятие им либерально-демократических идей, убеждала в неприменимости конституционных проектов к России, которые в случае их реализации покажут свою несостоятельность.

В Саратовской губернии Столыпин прочувствовал всю слабость власти, уязвимость самодержавия перед общественным натиском[6]. Система организации власти и управления в уездах, при которой отсутствовал единый координирующий центр, а органы управления (уездные исправники, земские начальники и т. д.) действовали несогласованно, показала свою полную несостоятельность. Лишь широкомасштабное применение воинских частей спасло власть от краха. В связи с этим Столыпин задумывался над улучшением системы управления в уездах. Еще до революции он предлагал царю сделать это за счет обеспечения уездных предводителей дворянства денежным жалованием, что улучшило бы их отбор и увеличило число кандидатов. Переход части предводителей на сторону оппозиции во время революции подводил Столыпина к идее заменить предводителей дворянства коронными чиновниками. Последние должны были взять на себя объединяющую функцию, что повысило бы управляемость на местах. Таким образом, упор делался на укрепление бюрократической вертикали власти и обеспечение высокой степени независимости государственного аппарата от местных «влияний».

В Саратове Столыпин укрепился во мнении, что для удержания контроля над политическими процессами в стране необходимо опираться на чрезвычайное законодательство. Подтверждение тому он находил в практике политических уступок, которые делала власть в течение 1904–1905 гг. Уступки рассматривались им как ускорители революционных процессов, которые, заходя все дальше, сужали пространство для политического маневра правительства. Силовые акции в связи с этим рассматривались им не только как способ удержания власти, но и как средство, способное создать благоприятные условия для проведения реформ без давления со стороны общества и в том виде, как их понимало самодержавие.

Таково было видение Столыпина основных путей преобразования страны накануне переезда его в Петербург.

В апреле 1906 года он назначается министром внутренних дел, а 9 июля главой правительства. В августе 1906 года он обнародует правительственную программу преобразований.

Проекты, подготовленные к тому времени в различных ведомствах, были объединены в правительственную программу (было заявлено о более чем 40 проектах), направленную на обновление социально-экономических и политических основ самодержавия. При этом целостность и приоритеты программы были заданы именно Столыпиным. Она включала в себя меры по укреплению государственности, системы административной власти, как по вертикали, так и по горизонтали (губернское, уезда, волости), реформу полиции, расширение земского самоуправления, реформы в области образования и многие другие. Предусматривалась система чрезвычайных мер, в том числе военно-полевые суды, как способ подавления революции. Однако ядром правительственной программы стала аграрная реформа. В зависимость от её успеха ставились и другие части программы. Появившиеся крестьяне-собственники должны были по задумке правительства влиться во вновь создаваемые уездные, волостные органы управления и самоуправления. И таким образом укрепить по выражению Столыпина «низы государства» и дать импульс развитию деревни и экономике в целом. Столыпин настоял на проведении земельной реформы как приоритетной и запустил её реализацию по чрезвычайному закону (царский указ 9 ноября 1906 г.), до рассмотрения Государственной думой. Таким образом, правительственный проект модернизации нес на себе отпечаток всей предшествующей административно-политической практики Столыпина.

Однако быстро меняющаяся политическая реальность вносила свои коррективы в реформаторские планы. Царский Манифест 17 октября 1905 года, открывший путь к представительной форме правления (законодательная Государственная дума), создавал в стране принципиально новую социально-политическую ситуацию, в рамках которой предстояло проводить реформы. После неудачного опыта взаимодействия правительства с I и II Государственными думами, выступившими против правительственных проектов, Столыпин ввел представительные органы в минимальное допустимое политическое пространство (путем изменения избирательного закона 3 июня 1907 г.), дабы оградить реформы от противодействия политических противников. По выражению русского философа В. В. Розанова Столыпин «обрусил» парламентаризм, приблизив к русской почве[7]. Встроил политические новации в систему социально-экономической и административной модернизации, придав ей завершенный характер.

Предложенная Столыпиным программа системных реформ представляла собой национальный вариант (тип) модернизации России, открывавший путь трансформации России в «русском национально-государственном русле».

 



[1] Имения на 1911 – 950 дес. в Пензенской губ., 835 дес. в Ковенской, 820 дес. в Нижегородской.

[2] ГАРФ (Государственный архив Российской Федерации). Ф. 586 (Вячеслав Константинович Плеве). Оп. 1. Д. 261. Л. 6 об.

[3] ГАСО (Государственный архив Саратовской области). Ф. 23. Оп. 1. д. 3378. Л. 3–3 об., 5, 7.

[4] ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 6896. Л. 493 об.-494.

[5] Там же.

[6] Наглядным примером тому стали масштабы крестьянского движения в губернии осенью 1905 года. Тогда они охватили все десять уездов губернии практически одновременно. Полиция оказалась не в состоянии оказать сопротивление.

[7] Розанов В. В. Историческая роль Столыпина // Правда Столыпина. Т. I. Саратов, 1999.